Красная утка - священная птица

Рубрика: Блокнот натуралиста
Выпуск №12, Лето 2019


В казахской мифологии почетное место среди птиц по количеству легенд, сказаний и преданий занимает красная утка - огарь. Спросите про нее любого жителя аула и вам обязательно расскажут, что это священная птица, которую по законам предков нельзя убивать и использовать в пищу. Пожалуй, это одна из немногих птиц, святость которой не подлежит сомнению и заложена в сознание народа. Любой разговор об этой птице чаще всего сводится к обсуждению мифов, связанных с ней. Мне же хочется начать свой рассказ с народных легенд, посвященных красной утке.

В восьмидесятых годах, когда я работал в Маркакольском заповеднике, как-то за вечерним чаем в семье моих друзей Давлетовых в Алексеевке довелось мне услышать трогательную историю, связанную с этими птицами. Хозяин дома рассказал про своего близкого родственника, который в молодости был заядлым охотником. Однажды ранней весной он отправился на охоту. В этот день ему не повезло и обратно возвращался он без добычи. Уже перед деревней, когда с речки взлетела пара красных уток, он не удержался, вскинул ружьё и метким выстрелом убил одну из уток, так как не привык возвращаться без добычи.

Угрызений совести по молодости лет он не чувствовал, потому, что был уверен, что в эту весеннюю пору оставшаяся птица образует себе новую пару. Удивило его тогда то обстоятельство, что она сопроводила его до самого дома, а в последующие дни прилетала и кружилась над усадьбой, подолгу оглашая тоскливыми зовущими криками. Иногда по несколько раз день.

- Не к добру это, - говорили старые люди, слыша её надрывный и чуть ли не плачущий голос.


И вскоре беда пришла в дом. Неожиданно заболела и умерла у него любимая дочь. Похоронив её, он потом всю жизнь считал себя виновным в её смерти. Охотиться он после этого перестал, а свое ружьё отдал знакомому пастуху, взяв с него клятвенное обещание, что тот никогда не будет стрелять в огарей. Перед смертью он собрал всех родных и, покаявшись в том, что когда-то принял на душу большой грех, убив красную утку, завещал своим внукам беречь этих птиц. И это его завещание с тех пор выполняется не только родственниками, но и всеми односельчанами.

Во многих местах бытует поверье о том, что красные утки - это души умерших предков. Это постоянно подкрепляется в сознании людей встречами красных уток, сидящих на надмогильных сооружениях – мазарах и кумбезах, древних могилах из камней и на вершинах курганов. Порой эти встречи имеют прямо-таки мистический характер.
Не раз, проезжая по степной дороге, приходилось видеть, как на могилу, одиноко стоящую среди степных сопок, с заунывными криками прилетает и усаживается пара красных уток. Конечно же, они так беспокоятся при появлении людей в районе своего гнезда, но каждый раз невольно создается впечатление, что так они встречают, приветствуют и провожают всех путников от имени человека, чей прах здесь покоится, и их голоса, полные необъяснимой печали, долго звучат в степной тишине, пока люди не скроются из виду.

У всех тюркских народов и буддистов она считается священной и неприкасаемой птицей, приносящей покой и умиротворение. Этих уток можно часто увидеть на выгонах и тырлах рядом с юртами на стойбищах как в монгольских степях, так и в горах Алтая и Тянь-Шаня. Особым почтением красная утка пользуется в Тибете, где считается оберегом, избавляющим человека от окружающих его злых демонов. По киргизским легендам атайка произошла от снохи пророка, искупавшейся в запретном озере и превращённой за это в птицу.


Огари распространены по всему евразийскому континенту от Атлантического до Тихого океана, встречаясь от пустынь до высокогорий. На озерах Памира и Гималаев, к примеру, их можно увидеть на высотах от четырёх до пяти тысяч метров над уровнем моря, уже в зоне вечных снегов и ледников.

Эту птицу знают и почитают во всех странах мира, чаще всего называя ее красной уткой. Она является рекордсменом среди птиц по числу имен, которые ей даны и по количеству мифов вокруг неё.
Её научное название Tadorna ferruginea дословно переводится с латинского языка как рождающийся из пламени, то есть огненный. А вот происхождение русского названия «огарь» не совсем ясно. В славянских языках есть совсем забытое слово «угор», которым называли любые небольшие возвышенности на равнине. В старину в некоторых местностях Руси бытовало выражение «пойти на огар», то есть на гору. Возможно, так и назвали этих уток из-за их любви сидеть на вершинах холмов и курганов. Не случайно, что местами ее называют бугровой уткой. Казахское же название сарыалаказ означает рыжий пёстрый гусь, хотя в разных частях Казахстана можно услышать другие ее имена. Так, бывая в Тянь-Шане вы с удивлением услышите, как местные жители зовут её атайкой, в казахстанской части Алтая – варнавкой, в соседних районах Сибири - красным турпаном.

А ещё иногда казахи её зовут италаказ, что переводится как собака - пёстрый гусь.
С этим её необычным именем связана история о происхождении казахской борзой собаки – тазы. По народным преданиям считается, что тазы произошли от атайки. Примерно раз в тысячу лет в одном из гнёзд красной утки из яйца рождается щенок тазы – «священный подарок Аллаха». Найти его во все времена считалось большой удачей, потому, что он приносит человеку богатую и счастливую жизнь. Одна из легенд, которую мне довелось услышать на Каркаре, гласит, что однажды бедный пастух, потерявший в горах овец, нашёл в старом волчьем логове гнездо атайки, в котором среди вылупившихся из яиц утят лежал светло-жёлтый щенок. Он забрал его, привёз в свою юрту и выкормил. Из щенка выросла красивая быстроногая тазы, которой не было равных в округе в быстроте бега и в охоте. С тех пор в семью пастуха пришло счастье, а его охоту стала сопровождать удача за удачей. На его столе каждый день теперь было мясо, кумыс, айран и зажил он весело и благополучно.

Многое в жизни этих птиц загадочно, непонятно и странно. По виду они представляют собой что-то среднее между утками и гусями, Ученые до сих так и не решили к кому их относить, выделив в отдельное подсемейство земляных уток, потому, что они устраивают свои гнезда в старых норах волков, лисиц, корсаков, барсуков и сурков, расширяя их в случае необходимости. Но не только в звериных логовищах живут они. Нередко селятся в нишах под каменными плитами, в трещинах скал и береговых обрывов, в дуплах старых деревьев. Находили их гнезда даже в старых стогах сена, на чердаках брошенных домов, среди развалин саманных кошар и в пустотах обвалившихся древних могил в степи. Это объясняется тем, что подыскать подходящее место для устройства для гнезда не так то просто. Поэтому и поселяются они порой в пустынных чинках, каньонах, глухих непроходимых ущельях, иногда далеко от воды.

Иногда можно услышать казахскую быль, более похожую на сказку, о том, что красные утки, живущие в норах, проводят в них всю зиму, будто бы впадая в спячку. С этой легендой у меня была забавная история, случившаяся в Северном Тянь-Шане. Однажды в мае, во время поездки с группой швейцарских туристов - бёдвотчеров, остановились мы на окраине села Жалаулы у подножия хребта Кулуктау. Оставив машину с водителем на деревенской окраине, я повёл гостей показать птиц, живущих на речке Кеген. Едва мы дошли до неё, как увидел, что от оставленной машины в нашу сторону торопливо спешат два пожилых местных мужика. Подошли, поздоровались. Один из них, в тюбетейке, поинтересовался:


- Мне сказали, что из Алматы учёные приехали, которые птиц изучают? - Да, мы орнитологи, - подтвердил я.
- Утку-атайку знаешь, которая в норах живёт? - Знаю, - кивнул я.
- Скажи мне тогда, где они зимуют?
- В Индии, Средней Азии, но часть из них остаётся у нас на юге Казахстана, а в тёплые зимы даже в Алматинской области.
- Я не про это спросил. Мне надо знать, где они всю зиму спят?
- Птицы в спячку не впадают, они же в тёплые страны на зиму улетают,
- Неправда. Я с детства точно знаю, что они зимой спят в своих норах. Мне про это отец говорил, а ему его отец рассказывал. А дед мой мугалимом был, он всегда только правду говорил.
- Это же легенда, сказка, - попытался я переубедить его.
- Я тебе тоже говорил, что такого быть не может, а ты споришь со мной всю жизнь, - поддержал меня вдруг всё время молчавший и слушавший наш разговор второй мужчина в кепке.
- Да ну вас всех, ничего вы в птицах не понимаете, - не на шутку рассердился мужик в тюбетейке, развернулся и быстрым шагом пошёл в сторону деревни.
- Не обижайтесь на него, - пожимая руку на прощание извинился его товарищ, - это мой друг детства, я с ним со школьных лет на эту тему спорю. А тут узнал, что вы приехали, вот и позвал его, чтобы рассудили нас.

Красные утки живут неразлучными парами. Пока самка насиживает яйца, самец охраняет гнездо и сопровождает ее во время полетов на кормежку. Семьи у них бывают большие - до 12 птенцов. А так как они «усыновляют» всех потерявшихся и осиротевших утят, их выводки могут увеличиваться до двух и более десятков.

Птенцы с первых дней жизни проходят тяжелейшие испытания. Из гнезд, устроенных в скалах, им приходится выпрыгивать на землю с высоты до десятка и более метров, а затем совершать дальние и полные опасностей пешие переходы до ближайших водоёмов, иногда удаленные до десятка километров. От пернатых хищников и зверей родители защищают своих детей с небывалой самоотверженностью, вызывающей восхищение у людей. У бухтарминских казахов на Южном Алтае даже есть поверье, что в самцов красных уток переселяются души погибших в бою батыров. Потому, что в случае опасности, когда самка остаётся при птенцах, самец же бесстрашно летит на встречу приближающейся опасности и готов пожертвовать своей жизнью ради их спасения.



Автор материала:

НИКОЛАЙ БЕРЕЗОВИКОВ,
кбн, снс Института
зоологии МОН РК

Похожие статьи

Оставить мнение

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив