На гусиных перелетах Кулыколя

Рубрика: Блокнот натуралиста

Осенью 1998 года состоялась международная экспедиция по изучению численности мигрирующих гусей в Костанайской области. Так было положено начало многолетнему мониторингу гуся-пискульки, который с тех пор ежегодно осуществляется вот уже на протяжении двух десятилетий. Поэтому есть прекрасный повод вспомнить о том, с чего всё начиналось и в каких условиях проходила эта поездка, а также рассказать о работе орнитологов, занимающихся учётами гусей и оценкой их численности.

Утро 5 октября было по-зимнему студёным, на заснеженных улицах Костаная гулял пронизывающий ветер. О такой погоде в народе говорят: «хозяин собаку на улицу не выгонит». Весь вчерашний день в городе бушевала снежная пурга, утихшая только к вечеру, а ночью был сильный заморозок. Несмотря на непогоду
единодушно решили не откладывать с выездом, поэтому сразу же началась погрузка в машины вещей, оборудования и коробок с продуктами. Выезжаем двумя группами. Первая едет на мощном вездеходе «ЗИЛ» с кунгом – будкой, оборудованной для житья в зимних условиях и некоторыми удобствами – газовая плита,
кухонный стол, лежанки и, главное, металлическая печь. В ней едут четверо финских специалистов, сопровождаемых московским орнитологом Константином Литвиным и охотинспектором Виктором Семёновым. Казахстанская группа, представленная Сергеем Ероховым и мной, отправляется на зелёной «буханке» - УАЗ-
452, водителем которой был Дмитрий Жуков. Завершаем последние сборы во дворе у здания областного общества охотников и рыболовов. Несмотря на ранний час здесь толпятся егеря и охотники, оживлённо делящиеся новостями о том, кто, где и когда видел «котлы» - крупные скопления гусей на озёрах. Часто говорят о «забитых птицей озёрах», звучат цифры о десятках тысяч «казары», занимающей во время кормёжки целые «клетки» убранных полей. По единому мнению гусей и уток этой осенью много, даже очень много, а с наступлением холодов с севера должно подойти ещё больше. Для нас это тоже немаловажная информация, так как предстоит объехать наиболее гусиные кустанайские озёра и оценить на них численность гусей, в особенности, пискулек. Вскоре отправляемся в путь. Наша сегодняшняя цель – озеро Кулыколь, самое гусиное место в области, лежащее в 400 км юго-западнее областного центра.

Выезжаем за город и берём курс на Рудный. Пасмурно, холодно, дует встречный ледяной ветер, за окном мелькают заснеженные перелески. Чтобы прогреть салон, включаем обогрев и отогреваемся под потоком тёплого воздуха, идущего от «печки». В салоне «буханки» хотя и тесновато, но уютно. Дмитрий, уже давно оборудовавший машину для длительных охотничьих поездок, предусмотрел всё. На подвешенных к потолку носилках, как это бывает в машинах «скорой помощи», плотно уложены матрацы, одеяла, спальники, поверх – сумки и рюкзаки. Ниже, на сидениях, коробки с продуктами и посудой. Заднюю часть салона занимают складной стол, газовый баллон и плита, канистры с водой и бензином, паяльная лампа, домкрат, лопата, вёдра. Пол в проходе устлан толстой кошмой. Без всего этого не обойтись в дальних поездках, да ещё в такую холодную погоду. Весь день ушёл на переезд. Когда миновали мост через реку Тобол, потянулись убранные пшеничные поля и целинные посёлки, основной достопримечательностью которых были зернохранилища и возвышающиеся как храмы элеваторы. За Сахаровкой свернули налево и по накатанной полевой дороге поехали на юг.

Потянулась брошенные поля, типчаковая степь с чёрными жаворонками, а через два десятка километров в понижениях показались жёлтые тростники, разводья, белые лебеди, а дальше начались мелководные плёсы Кулыколя, заполненные десятками тысяч гусей, казарок и уток. Объезжаем озеро и останавливаемся в юго-восточном углу на берегу речушки, выбрав для лагеря поляну, защищённую от ветра высокой стеной тростников. Отсюда просматривается основной плёс озера и можно следить за суточными перемещениями гусей. Выбираемся из машины, устанавливаем зрительные трубы – «телескопы», осматриваемся. Озеро заполнено гусями, стоит сплошной гомон от их голосов. Увиденное с первых минут потрясает воображение, от обилия птиц с непривычки голова идёт кругом. До приезда на Кулыколь казалось, что подобные массы птиц
– это далекое прошлое, запечатлённое в описаниях и на картинах путешественников около ста лет назад!

После заката солнца с озера на поля в массе летели шилохвости, затем непрерывными потоками пошли тысячные вереницы крякв. До самой темноты с полей на озеро летели серые и белолобые гуси, а в их стаях слышались голоса пискулек и краснозобых казарок. Собравшись в кунге и обсудив планы на предстоящий утренний учёт птиц, стали готовиться к холодной ночёвке. Хорошо экипированные финские орнитологи отказались от предложения ночевать в кунге и установили палатки. Мы же решили спать в машине, в которой после приготовления ужина на газовой плите стало жарко. Во время вечернего чаепития наши разговоры, конечно же, свелись к пискульке. Сергей Николаевич, как ведущий специалист по гусиной тематике, стал делиться воспоминаниями о том, с чего началась вся эта гусиная эпопея. В начале девяностых годов вы-
яснилось, что численность гуся-пискульки резко пошла на спад, сократилась до 8 тысяч особей. Финские и шведские учёные начали бить тревогу во все колокола, пытаясь выяснить причины этого явления. Как глобально угрожаемый вид пискулька был срочно включён в Красный список МСОП. Три года назад один из гусей, помеченный в тундре, оказался среди трофеев охотников в Костанайской области. Чтобы попасть сюда, он должен был проделать огромнейший путь от полуострова Ямал на арктическом побережье Северного Ледовитого океана через всю Западную Сибирь по Оби, Иртышу и Тоболу.

В октябре 1996 года в Костанай прибыла группа финских орнитологов, насчитавшая на озёрах 7,9 тысяч пискулек - почти всё известное поголовье мировой популяции этого вида. На следующий год весной и осенью повторили учёт, подтвердивший существование здесь пролёта и миграционных скоплений. К этим работам подключились
казахстанские орнитологи. Выяснилось, что пискульки вместе с белолобыми гусями и краснозобыми казарками летят через земледельческие области Северного Казахстана, где выращиваются элитные сорта твёрдой пшеницы, чтобы перед зимовкой в течение месяца как следует откормиться на зерновых полях и накопить жир – энергетический запас, необходимый для дальнейшей миграции и зимовки. А если это так, то необходимо предпринимать срочные меры для сохранения этого вида в Казахстане, свести до минимума охоту на него, исключить из списка охотничьих птиц и занести в Красную книгу. Так начал осуществляться международный проект «Сохранение и изучение глобально угрожаемого вида – гуся-пискульки», ставший составной частью специальной программы Европейского Союза «LifeNature – 2000».

После обсуждения гусиной проблемы стали укладываться спать. Я с удобством, как в гамаке, устроился под потолком на носилках. Сергей, по причине своего почти двухметрового роста, расположился на кошме в проходе, а Дмитрий «загнездился» на своем любимом месте – в кабине на капоте, для увеличения спальной площади уложив на сиденья сумки. Засыпали под завывание разгулявшегося степного ветра. Ночью опять был сильный заморозок – мёрзли даже в меховых спальниках. Поднялись в 6.30 в полной темноте с яркой луной на чёрном небе и отправились на утренний учёт к светлеющей вдали полоске Кулыколя. С него уже доносились голоса проснувшихся казарок. До определённого нам учётного пункта в южном углу озера шли почти два километра по степи, покрытой обильным инеем. Звук шагов по стылой земле гулко отдавался в тишине. Остановились и укрылись от пронизывающего ветра за копной соломы, припорошенной снегом. В 7.30 начало светать. На озере с каждой минутой усиливался гомон гусиных голосов и вскоре начался подъём на крыло первых казарок. Утренняя тишина сразу же наполнилась их голосами. Вначале слышалось хлопанье по воде сотен, а затем тысяч крыльев, отдалённо напоминавшее телевизионные трансляции партийных съездов с дружными аплодисментами, переходящими в бурные овации. Со стороны
озера стали появляться первые вереницы краснозобых казарок, а затем многотысячные армады белолобых гусей, сразу закрывшие небо сложными узорами. Это был самый напряжённый момент в работе орнитолога-учётчика, когда нужно успеть оценить численность каждой летящей стаи и, по возможности, точную видовую принадлежность птиц в отдельных стаях. Вначале счёт идет поштучно, затем десятками, сотнями, в момент массового вылета приходится оценивать идущий вал гусей уже тысячами. В такие моменты забываешь про всё на свете, так едва успеваешь рассмотреть, подсчитать и записать увиденное количество гусей в своём секторе учёта.

Перелёт на поля длился полтора часа и завершили его более осторожные серые гуси. Окончательно продрогшие на ветру мы отправились в лагерь и, забравшись в прогретую машину, стали отогреваться горячим чаем. После завтрака устроились на стерне поля с хорошим обзором и, установив зрительную трубу, начали наблюдения за суточными перемещениями птиц. Уже в 9.30 с полей стали возвращаться первые группы крякв, с 10 до 12 часов дня их лёт усилился и они повалили огромными стаями, насчитывающими от четырёх до восьми тысяч особей в каждой. Возвращение казарок и пискулек началось в 11.15 и в массе шло до 13.30. Завершили прилёт серые гуси. Прилетевшие и рассевшиеся на плёсах озера птицы, до отвала насытившиеся зерном, собранным на стерне убранных полей, пьют воду, чистят оперение, купаются, а затем сбившись в плотные группы, устраиваются на отдых. Некоторые выбирались на илистый берег и рассаживались вдоль уреза воды. После 15 часов начался отлёт гусей и уток на вечернюю кормёжку на полях, а с наступлением сумерек и до самой темноты они возвращались на озеро на ночёвку. Охота на них в этих местах ведётся только на полях, стрельба на водоёмах и в 500-метровой полосе вокруг них запрещена, поэтому птицы, чувствуя это, стараются побыстрее вернуться в спасительную зону покоя.

На следующее утро, 7 октября, проведя контрольный учёт за вылетом гусей, подвели первые итоги проделанной работы. Подсчёты порадовали всех участников: на Кулыколе держалось 161 165 гусей, из них 5482 пискульки, 35000 краснозобых казарок, 107 183 белолобых и 13500 серых гусей. Завершив все дела и пообедав, стали готовиться к
отъезду. Впереди в течение десяти дней ещё предстояла дальняя дорога протяжённостью более 1000 км и учёты гусей на других озёрах Костанайской области.

Автор материала:

НИКОЛАЙ БЕРЕЗОВИКОВ
кбн, снс Института
зоологии МОН РК


Похожие статьи