Полевые записки. Неожиданная встреча

Рубрика: По просторам Казахстана
Утренний освежающий воздух коснулся моего лица, где-то вдали раздалось приглушенное «ку-ка-ре-ку», а звонкое «чир-чирр» местных воробьёв, наоборот, слышалось где-то очень близко. Сон потихоньку рассеялся. Не открывая глаз, я лежала и наслаждалась всем происходящим. Я наконец-то приехала в деревню. Я дома. Как же хорошо быть дома!

А от мысли, что весь грядущий день можно посвятить вылазке в степь, становилось ещё более радостно. Немного полежав, я неспешно поднялась и, по традиции, взглянула на черемуху за моим окном, которую облепила стайка шумных воробьёв. Птахи так были поглощены своими «разборками», что не обратили на меня никакого внимания. «Отличный объект для фотоохоты, - подумала я, - но до вас я ещё доберусь, а сегодня в моих планах сфотографировать другую живность». И больше не теряя времени, я пошла умываться и завтракать.

После плотного завтрака, я быстренько начала подготовку к выходу: уложила в рюкзак блокнот для пометок, взяла пару карандашей, еду, воду и карманный ножик. В отдельную сумку сложила фотокамеру, плюс пару карт памяти. Всё, я была готова к своему маленькому путешествию. Ох, как же я люблю этот момент сборов, это приятное чувство предвкушения, ведь никогда не знаешь, что или кто тебе встретится.

Закинув за плечи рюкзак и натянув кепку, я вышла во двор. Солнце было не высоко, но уже чувствовалось, что день обещает быть жарким. Выкатив велосипед из гаража, и убедившись, что с ним всё в порядке, я выехала в уже проснувшуюся степь.
Наблюдение за семейными участками

Это был сентябрь, и степь давно пожелтела. А в радиусе 2-3 км от села вся растительность была вытоптана: даже неопытный глаз заметит, что здесь чрезмерный выпас скота. Поэтому, чтобы увидеть какую-нибудь живность, ехать надо было километра 4-5 . Я с ещё большей силой нажала на педали, и велосипед послушно двинулся по степной дороге в сторону водоёма, у которого, обычно, бывает немало интересных встреч.

Но мне как-то не особо везло в этот день: ни у первого, ни у следующего водоемов не было даже следов пребывания хоть кого-нибудь. К четырем часам дня, совершено расстроенная, я развернула своего железного коня, и вяло поехала в сторону дома. Однако все ещё высоко стоящее солнце не давало мне покоя, «Можно успеть съездить к ещё одному озеру, тем более оно совсем близко сейчас», - крутилась в голове мысль, и в итоге я последовала ей. «Ну, если никого не найду, хоть закат красивый встречу там», - успокаивала я себя.

Приближаясь к озеру, я всё больше убеждалась в том, что там есть птицы и, судя по звукам, доносившимся оттуда, их должно быть немало. Настроение улучшилось. Вдруг, буквально в нескольких десятках метров от восточного берега, в поле моего зрения попал хорёк. То ли от неожиданности, то ли от радости, я спрыгнула с велосипеда, стащила его на обочину и оставила там, вместе со всеми остальными вещами, взяв только фотокамеру. Пригнувшись, довольно быстро пошла в сторону зверька. 



Хорёк заметил моё приближение практически сразу. Я снизила темп, из-за страха напугать зверька, но, к моему большому удивлению, он вёл себя спокойно. Как будто не замечая меня, хорь начал обследовать склон плотины, затем выскочил на накатанную часть дороги, пару раз взглянул в мою сторону, развернулся и неспешно побежал вдоль озера. Спустившись по склону, я последовала за ним. Поравнявшись с хорьком и сделав несколько кадров, я заметила, что зверёк начинает нервничать, а затем отчётливо услышала звуки, напоминающие ворчание и кудахтанье одновременно. Больше настаивать на фотосессии я не стала, но совершенно неожиданно хорёк шарахнулся в мою сторону, а затем резко отскочил в рогоз. Наверное, он просто хотел меня напугать, что ему частично удалось. Я решила уйти и больше не провоцировать зверька. Медленно поднявшись на плотину и прошагав совсем немного, я вновь спустилась к берегу, привлеченная писком молодой ондатры. Усевшись прямо на землю, я стала наблюдать за её делами и фотографировать всё происходящее.

Какого же было моё удивление, когда с правой стороны до меня донеслось тихое рычание. Повернув голову, я увидела своего знакомца хорька: он пристально и, по-моему, даже злобно смотрел на меня. «Ну, друг, чего ты злишься? Это ты сейчас пришёл ко мне, я же тебя оставила в покое», - произнесла я как можно дружелюбнее.

Удостоверившись, что уходить я не собираюсь, и не видя с моей стороны агрессии, хорек успокоился и начал что-то искать у корней ивы. Я же решила продолжить снимать ондатру. Но стоило мне щелкнуть затвором, как хорь вновь принялся тихо рычать, хвост его распушился. «Не может быть! Мне, наверное, показалось», - подумала я, и, ради интереса, начала снимать самого хорька. На щелчок фотоаппарата он отреагировал моментально, и его рычание начало усиливаться. «Всё, поняла, больше не буду», - сказала я вполголоса, и отвела камеру в сторону.



Зверёк почти сразу убежал туда, откуда пришёл, и больше не появлялся. А я осталась сидеть на берегу, наблюдая за птицами, легко скользящими по водной глади. Где-то вдали закурлыкали журавли, низкое «трумб» выпи доносилось с соседнего берега, мягкий закатный свет разливался вокруг. День заканчивался как нельзя лучше. Это был
хороший день.

Вернувшись к велосипеду и рюкзаку, я наскоро сделала записи в полевом блокноте, и, провожаемая последними лучами прячущегося солнца, направилась в сторону дома, радуясь такой интересной встрече со степным хорьком.

Автор материала:

ИРИНА ГРИГОРЬЕВА,
волонтер и член АСБК

Похожие статьи