Нужна ли публичная ликвидация рогов сайгака?

Рубрика: Люди и природа
Публичная утилизация дериватов редких видов животных как инструмент против нелегальной продажи практикуется во всем мире. Именно ликвидация изъятых рогов помогает разорвать цепочку сбыта, тем самым не позволяя развиваться потребительскому спросу на международном рынке. Однако, не все согласны с этим мнением. После проведения публичной ликвидации рогов сайгака в Уральске в 2018 году, на страницах АСБК в соцсетях начались споры. Возник вопрос не о допустимости публичности подобной акции, а о ее целесообразности в целом. Аудитория условно разделилась на тех, кто за и тех, кто против.

В мире уже много лет практикуется публичная ликвидация дериватов редких видов животных путем сожжения. Так, большой резонанс в обществе вызвала публичная утилизация рекордного количества слоновой кости (105 тонн) в Кении в 2016 году. Этот объем в 7 раз превысил самые крупные из когда-либо уничтожавшихся запасов. Некоторые местные защитники окружающей среды и представители власти выступили против акции, заявив, что утилизация ведет к удорожанию редкого товара, а значит, способствует дальнейшему росту браконьерства.

Насколько серьезной проблемой вообще является коммерческое организованное браконьерство? Годовой мировой оборот незаконной торговли объектами дикой природы составляет от 7 до 23 миллиардов долларов (данные журнала «Smithsonian»). При этом, как показывает мировая практика, в развивающихся странах суровые законы, высокие штрафы и длительные тюремные сроки при низком уровне жизни местного населения не помогают, а природоохранные службы, как правило, страдают от нехватки людей и оборудования. Порой приходится идти на крайние меры. Например, в Ботсване (Африка) в рамках борьбы с незаконной добычей слоновой кости, в декабре 2013 года принята политика стрельбы по браконьерам на поражение. Благодаря вооруженным и эффективным подразделениям по борьбе с браконьерством, охота на редкие виды животных стала там редкой. Для защиты редких видов пытаются применять разные подходы. Так, оригинальный метод защиты слонов попробовали в ЮАР: специалисты временно усыпляли слонов и красили бивни специальной розовой краской, которая обнаруживалась через сканеры в аэропортах.

Однако, по мнению Международного фонда защиты животных, такой метод неэффективен: краска покрывает только верхний слой крепких бивней слона, их можно отполировать и использовать дальше. В Казахстане ситуация в борьбе с браконьерством пока не лучшая. Как отметил депутат Мажилиса парламента Роман Ким, значительный процент возбужденных уголовных дел или прекращается, или их расследование необоснованно затягивается, а суды ограничиваются максимально мягким наказанием для нарушителей. В феврале 2019 году Министерство сельского хозяйства РК для усиления контроля предложило создать базу данных по браконьерам и использовавшимся в незаконной охоте автомобилям, доступную для всех силовых и природоохранных структур.


Напомним, что правительство Республики Казахстан в 2004 году ввело запрет на пользование сайгаками, их частями и дериватами на всей территории страны, который продлен до 2020 года, кроме использования в научных целях; таким образом, любая легализация рогов для продажи сейчас незаконна.

«Публичная ликвидация рогов сайгака в Казахстане необходима, чтобы остановить цепочку сбыта, где участвуют браконьеры, посредники и продавцы, - говорит Мухит Суттибаев, координатор информационной кампании АСБК против нелегальной торговли рогами сайгаков. В 2018 году впервые произошло публичное сожжение рогов сайгака в Казахстане. Ранее это был закрытый процесс, проводимый правоохранительными органами. АСБК, предложила сделать уничтожение публичным, чтобы общественность видела, что изъятые рога не сбываются повторно. Однако в ходе проведения акции в Уральске были выявлены нарушения: из насчитанных комиссией до проведения акции 411 рогов отсутствовали 263. Как выяснилось позже, подсчет рогов производился по актам, а не по фактическому положению дел. Так как ранее по одному из уголовных дел была подана аппеляция, 263 рога по решению суда забрали на повторную экспертизу в Западно-Казахстанский аграрно-технический университет им. Жангир Хана. Там они, судя по документам, были уничтожены. Поскольку судьба изъятых дериватов вызывала общественный резонанс, мы направили обращение в прокуратуру Западно-Казахстанской области, с просьбой проверить факт уничтожения и разъяснить нам, какие процедуры должны соблюдаться в таких случаях. Дальнейшее разбирательство показало,что были допущены грубейшие нарушения при ликвидации дериватов. В данное время расследование продолжается.Таким образом, первая публичная ликвидация рогов сайги выявила серьезные проблемы и показала необходимость контроля со стороны общественности. Мнение, что, вместо сожжения, лучше использовать
рога или экспортировать за рубеж - ошибочно. Законодательство РК не позволяет продавать или повторно использовать уже изъятые рога сайгака».

Бибигуль Сарсенова, старший научный сотрудник Западно-Казахстанского государственного университета им. М.Утемисова считает, что уничтожение рогов сайгака не имеет смысла. «Во-первых, была уничтожена только часть из заявленных изъятых рогов. Во-вторых, даже если в мире широко практикуется публичная ликвидация дериватов редких видов животных, к Казахстану она не гуманен и неэффективен, и навряд ли он побуждает людей задуматься не только о проблеме браконьерства в Казахстане, но и сохранения этих уникальных животных. Нужно создавать другие способы использования, а не утилизации уже изъятых дериватов, в зависимости от их значения и ценности на законодательном уровне, например, рога сайгака используются в восточной традиционной медицине, почему бы их не передать научно-исследовательским институтам».

Сергей Скляренко, директор Центра прикладной биологии АСБК, отвечает на этот комментарий: «Как раз то, что публично была уничтожена только часть изъятых рогов, а судьба остальных до сих пор выясняется, говорит о необходимости открытости таких акций. Считать, что у Казахстана есть какой-то особый путь, отличный от мировой практики борьбы с незаконным оборотом дериватов животного мира, достаточно наивно –не надо пытаться изобретать велосипед; все уже апробировано многократно в разных вариантах. Непонятно, по отношению к кому сожжение рогов не гуманно – к казахстанским контрабандистам или к китайскому бизнесу, который не получит товар? Если бы рога были нужны научно-исследовательским институтам в Казахстане, то они, полагаю, их бы без труда от полиции получили – но не для неизвестно чего, а для проведения конкретных исследовательских программ, с жестким учетом и контролем. Легализация изъятых рогов или налаживание их переработки с отправкой в Китай или продажей у нас в стране приведет к формированию устойчивого внутреннего рынка сбыта. То есть будет реклама «чудодейственных» препаратов, занятые в производстве люди и т.п. Гарантировать объемы конфиската невозможно, а производство и сбыт, если они уже запущены, стоять не должны. Значит, при сформированном спросе возрастет и потребность в рогах, то есть угроза браконьерства также повысится. Открытый канал поставки послужит легализации любых рогов, а не только изъятых. Никто же не предлагает перепродавать конфискованные партии наркотиков, чтобы заработать деньги для государства – а рога сайги, как и наркотики, на сегодняшний день полностью изъяты из легального оборота». Специалистами АСБК уже ведется работа по организации второй публичной ликвидации в 2019 году. В прошлом году на акцию откликнулись только в Западно-Казахстанском регионе; при поддержке акимата г.Уральска подразделением ДВД ЗКО было сожжено 148 рогов, 5 туш и 31 череп сайгаков. От подачи официальной заявки на акцию до ее проведения прошло около 9 месяцев.

Акции по ликвидации рогов проводятся в рамках Информационной кампании против незаконной торговли рогами сайгаков, при поддержке Комитета лесного хозяйства и животного мира МСХ РК и Отдела природоохранной полиции КАП МВД РК. 

Похожие статьи