Возвращение сокола-сапсана

Рубрика "Мир Животных"
Выпуск №17, Осень-Зима 2019
Сапсан в полёте. Фото А.Исабекова

Сапсан в полёте. Фото А.Исабекова

Сапсан – один из самых распространённых соколов в мире.  Благодаря идеальному сочетанию пропорций тела и крыльев, он является рекордсменом среди птиц по скорости полёта при пикировании, а исключительные лётное мастерство и отвага сделали его одной из самых почитаемых хищных птиц, используемых в соколиной охоте. С давних времён сапсаны были в большом почёте у царей, королей, шахов и султанов, и при дворах многих монархов даже существовала особая служба сокольников, занимавшаяся содержанием, тренировками соколов и организацией царских охот. Несколько веков по популярности с ним соперничал только более крупный сокол – кречет. Ценился «лашын» и у казахских сокольников, использовавших его для охоты за утками, гусями и дрофами. 

Сапсан населяет практически всю территорию современной Евразии, но его гнездовья сейчас сохранились в основном в тундре, лесотундре и таёжной полосе Европы и Сибири. Лишь самая южная часть его ареала заходила в прошлом веке в северные и восточные части Казахстана. В горах Тянь-Шаня его замещает сокол-шахин, считающийся южной формой сапсана, а в степной и пустынной зонах республики – балобан. Ещё в первой половине ХХ века сапсан гнездился в Наурзуме, в ленточных борах, тянущихся между Павлодаром, Семипалатинском и Барнаулом, в пойменных лесах Иртыша и прилежащих к нему горах казахстанского Алтая. Орнитолог Б.В. Щербаков рассказывал, что ещё в начале 1950-х годов пара сапсанов гнездилась в восточных окрестностях Усть-Каменогорска, регулярно прилетая охотиться за голубями на городскую окраину и унося свою добычу в скалы соседних Ульбинских гор. Шли годы, область гнездования сапсанов на востоке Казахстана сокращалась и наконец ограничилась Алтаем. Последнее гнездо сапсанов было найдено в мае 1958 года на озере Маркаколь в горах Южного Алтая.

Алтайский сапсан. Фото В.Воробьёва

Когда в конце мая 1978 года я уезжал работать в Маркакольский заповедник, в лаборатории орнитологии Института зоологии меня попросили обязательно посетить место, где двадцать лет назад алма-атинскими учёными было обнаружено гнездование сапсанов и убедиться, живут ли они там сейчас. Сделать это было не сложно, так как название ущелья было известно, а по фотографии в очерке о сапсане, опубликованном во втором томе сводки «Птицы Казахстана», можно было отыскать и приметную скалу, под которой находилось гнездо. Поэтому, приехав на Маркаколь, я не стал тянуть с посещением ущелья Тесного ключа. Это название подходило ему как нельзя лучше: находилось оно в труднопроходимой теснине хребта, примыкающего к восточному берегу озера. Северный склон ущелья был покрыт густым пихтовым лесом, а на противоположном, южном, поросшем кустарником, виднелись скальные выходы и отдельные старые лиственницы. После тщательного осмотра горы в бинокль я нашел скалу, под которой должно было располагаться гнездо. Пробравшись вверх по ущелью вдоль русла бурного ручья, заваленного камнями и буреломом, я взобрался вверх до приметной скалы в средней части крутого склона. Ниша, где когда-то находилось соколиное гнездо, была пустой и заросшей травой и кустиками кизильника. Никаких признаков размножения соколов не наблюдалось. Долго я сидел у этой скалы, представляя, как когда-то на неё присаживался сокол, возвращаясь с охоты за утками с залива озера Маркаколь в двух километрах ниже по ручью. Вспомнилась и печальная история этого гнезда, мало кому известная. 

Гнездо сапсана с яйцами. Фото А.Челышева
Обнаружив гнездо, ученые, по традиции того времени, забрали кладку из двух яиц для подтверждения факта гнездования. Сейчас она хранится в оологической коллекции Института зоологии в Алматы. Когда летом 1966 года Маркаколь посетила очередная орнитологическая экспедиция, сапсаны в Тесном ущелье уже не гнездились, но в окрестностях озера в разных местах ещё жили две-три пары этих птиц. Больше сапсанов в период размножения здесь никто не видел. 

Я проработал в Маркакольском заповеднике до 1986 года, и обошёл в поисках сапсанов все подходящие ущелья, но в период гнездования ни одного так и не встретил. Лишь дважды в конце апреля видел пролётных одиночек, охотившихся за утками на полыньях озера.

Такая же ситуация сложилась тогда и в других местах на востоке Казахстана:  к концу 70-х годов сапсаны перестали встречаться. Последний выводок видели в августе 1975 года на Линейском хребте в 100 км восточнее города Риддер.  Уже в 80-е годы встречи с сапсанами в Казахстане стали настолько редкими, что каждая из них воспринималась орнитологами как радостная фаунистическая находка. В те годы учёные всего мира объявили тревогу:  повсеместно численность сапсана катастрофически сократилась, и сокол находится на грани вымирания. В Западной Европе его численность в 1960-1970-х годах снизилась на 80%, а в некоторых странах он вообще перестал размножаться.  Вскоре стало очевидным, что одной из основных причин его исчезновения стало неумеренное применение ядохимикатов в борьбе с вредителями сельского и лесного хозяйств. Ежегодно сотни тысяч тонн ядов распылялись в полях, лесах и даже  степях в ходе противосаранчовых мероприятий. Травили и заболоченные места, чтобы избавиться от комаров. Всё это отправляло землю, воду, всё живое вокруг и самих же людей. Особенно опасным был признан ДТТ (дихлордифенилтрихлорметилметан), попросту говоря – дуст. Наверное, мало кто помнит, но были времена, когда мировая общественность во все колокола била тревогу, требуя запретить этот пестицид. Сапсан стал одной из жертв этого чудовищного эксперимента над природой. Использование в пищу голубей и других птиц, накопивших в организме токсичные элементы, приводило не только к смертности среди самих соколов, но и к угасанию их репродуктивных способностей. В отложенных яйцах стали встречаться нежизнеспособные эмбрионы, а скорлупа самих яиц утончалась и становилась чрезмерно хрупкой. 

Уже в конце 1978 года сапсан был включён в «Красную книгу СССР» и в «Красную книгу Казахстана» как редкий вид, численность которого сокращается. Сокол попал в списки приложения 1 «Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения». Это в какой-то мере ограничило возможности изъятия птенцов сокола из гнёзд в природе и их поставки в питомники для любителей соколиной охоты в арабских странах. 

Пуховые птенцы сапсана. Фото А.Габдуллиной

Предпринятые меры сыграли свою роль – численность сапсана стала постепенно восстанавливаться. Большую роль в этом сыграла общественность, обеспокоенная судьбой вымирающего сокола, национальные «Общества защиты птиц», различные фонды, собиравшие пожертвования для спасения сапсана. Началось с пропаганды о необходимости запрета использования пестицидов, индивидуальной охраны оставшихся гнёзд, разведения в питомниках и выпуска в природу выведенных в неволе молодых птиц и создания искусственных гнездовий. В итоге, в ряде европейских и американских городов были возрождены городские популяции сапсана. Теперь сокола начали гнездиться на крышах высотных домов, кафедральных соборов, в башнях старинных дворцов и замков, на опорах подвесных мостов. Своеобразным рекордом стало многолетнее гнездование пары сапсанов на балконе 50-го этажа одного из небоскрёбов в Атланте! На территории бывшего СССР большую роль сыграли создание заповедников и национальных парков и запрещение использования ДДТ. Кризис в сельском хозяйстве в 90-х годах снизил до минимума использование удобрений, и всё живое в природе получило временную передышку. С конца двадцатого столетия участились встречи мигрирующих и зимующих сапсанов на территории Казахстана. 

Для меня особенно памятным был день 21 июля 2001 года, когда во время экспедиции на Южный Алтай мы остановились на ночёвку в широком ущелье Бухтармы напротив села Берель. Лагерь мы устроили в хвойном лесу, у подножия огромного утёса, на уступах которого росли лиственницы. Каково же было наше удивление, когда вскоре после нашего приезда в небе на бреющем полёте появился взрослый сапсан, оглашая окрестности режущими слух криками. Спустя некоторое время он прилетел с добычей в лапах и отдал её птенцу, неприметно сидевшему на боковой ветке лиственницы. Я смотрел на эту картину, не веря своим глазам: после трёх десятилетий отсутствия сапсаны вернулись на Алтай и вновь стали гнездиться. Эта встреча удивительным образом совпала с другим важным событием. Едва мы приехали на Бухтарму, как стало известно, что 17 июля 2001 года правительством республики было подписано постановление о создании Катон-Карагайского национального парка, в состав которого целиком вошли верхняя и средняя части Бухтарминской долины и прилежащие к ней хребты Алтая. Узун-кулак об этом уже разнёсся до самых дальних уголков этого горно-таёжного края, и новость живо обсуждалась как в бухтарминских деревнях, так и на стойбищах джайляу. Стоило нам остановиться где-нибудь, как нашу экспедиционную машину с алматинскими номерами сразу же окружали местные жители, расспрашивая, что такое национальный парк, и что он даст им взамен ликвидированных совхозов и лесхозов. Так что возрождение алтайской популяции сапсанов пришлось на момент создания особо охраняемой природной территории, которая в дальнейшем сыграла важное значение в сохранении этого сокола. 

Места обитания сапсана в долине Бухтармы. Фото Ф. Шершнёва


Действительно, в последующие годы встречи с сапсанами в долинах Бухтармы и Белой Берели участились, а в 2009, 2014, 2017-х годах было обнаружено три гнезда, птенцы из которых благополучно вылетели. В настоящее время здесь гнездится не менее пяти пар и уже можно говорить о возникновении устойчивой гнездовой популяции сапсанов на территории Катон-Карагайского национального парка. В гнездовой период сапсаны начали встречаться в Маркакольском и Западно-Алтайском заповедниках. Хочется надеяться, что скоро из этих мест появятся сообщения и о встречах выводков. 

Сапсаны теперь не только размножаются в Катон-Карагайском районе, но и зимуют здесь, выбирая посёлки с зернохранилищами, около которых держатся большие стаи голубей. Зимой эти сокола теперь зачастую сидят на водонапорных башнях на окраинах деревень, ночуя в скалах на соседних склонах гор. Правда, пока не удалось точно выяснить, остаются здесь на зиму местные птицы или же прилетают «сибиряки» - тундровые сапсаны. 

Тундровый сапсан во время зимовки в Алматы. Фото А.Исабекова

А вот в Алматы зимовки сапсанов из тундры существуют уже на протяжении последних двадцати лет. Появляются они здесь в ноябре, с наступлением холодов, и, облюбовав какой-нибудь высотный дом или административное здание с монументальной архитектурой, проводят там всю зиму до марта. Чаще это одиночные особи, но встречаются и пары. Для ночевки они используют ниши и карнизы – выступы в верхней части стен, хорошо прогреваемые солнцем и защищённые от ветра и дождя, улетая утром охотиться в места, где концентрируется много голубей, горлиц и других птиц. Самые первые сапсаны были замечены на здании ректората Казахского государственного национального университета. Потом несколько лет подряд их встречали на площади Республики. В течение последних пяти лет они зимуют в жилом комплексе «Шахристан» и у торгового центра «Мега Алма-Ата» на улице Розыбакиева. Видели соколов на телевышке, на куполах мечети и церкви. Время от времени замечают даже на дымящейся высотной трубе башенного типа около котельной в микрорайоне «Алмагуль». 

Стали зимовать сапсаны и в других казахстанских городах. Так, с 2013 года они зимуют вдоль набережной Иртыша в Усть-Каменогорске, а в последние два-три года их видят в Таразе и Атырау. Формирование зимовок сапсана в казахстанских городах продолжается. В целом это положительное явление, так как позволяет этим соколам пережить зиму в относительно безопасном месте и избежать случайной гибели во время тысячекилометровых странствий в заморские страны. 

Зимующий сапсан на крыше здания в Атырау. Фото А.Коваленко

Наряду с городскими зимовками, в последние годы на юге Казахстана стали замечать сапсанов, зимующих около незамерзающих водоёмов, на которых в большом количестве концентрируются водоплавающие птицы. Одним из таких мест сейчас является Шардаринское водохранилище на Сырдарье в Туркестанской области.

Будем надеяться, что в следующем издании Красной книги Республики Казахстан в очерке о соколе-сапсане появится запись:  гнездящийся и зимующий вид, успешно восстановивший свою численность в алтайской части ареала. 




Автор материала:


НИКОЛАЙ БЕРЕЗОВИКОВ,
кбн, снс Института
зоологии МОН РК

Похожие статьи

Оставить мнение

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив